ОМ(в)Г

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОМ(в)Г » База Мельфиоре » Пентхаус


Пентхаус

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Личная квартира Бьякурана, который отхапал себе лакомый кусочек, воспользовавшись своим положением босса. Впрочем, никто на него обиды не держит, да и в гости Бьякуран своих подчинённых пускает. Рокудо Мукуро был здесь }: D
Квартира двухэтажная, проектировщики даже личный лифт хотели организовать, но Бьякуран план не одобрил. Зато в квартире есть выход на террасу, густо заставленную растениями.  Само помещение светлое, в нём превалируют белые цвета.

0

2

[Начало игры]

Не спалось. И даже не засыпалось. Давно перевалило за полночь, а в комнате на втором этаже все еще горел яркий свет, сбивая собою все признаки ночи и ослепляя и без того уставшие за весь день глаза. Бьякуран вот уже часа два лежал на спине на диване с закрытыми глазами, прикрывая лицо кистью руки. Улыбаться не тянуло, к тому же, не перед кем, он один, можно побыть и самим собой, даже если себя уже давно потерял. Но это чувство постепенно возвращалось. В мыслях путались события, произошедшие за последние дни. Столько всего навалилось, что даже сам Босс Мельфиоре уже начинал понимать, что продолжись все это и он просто сломается. Казалось бы, это невозможно, - сломаться тому, кто покорил миры, кто по-детски жесток, кто убивает без зазрения совести и колебания, без дрожи в руках, кто способен на такие жестокости, которые мало кому снились. Да, он менялся, но все-таки постепенно и все это не укладывалось в голове.
Джессо приоткрыл глаза и взглянул в потолок, ослепленный светом, он зажмурился и поднялся с дивана. Чуть опустив голову и помотав ею, словно приводя мысли в порядок, Босс Мельфиоре медленно прошел к окну, что было расположено во всю стену, уходя в пол, соединяя собой оба этажа. Приложив ладонь к стеклу, Ран взглянул вниз. Было слишком высоко, он находился на самом последнем этаже этого здания. На улице бушевал ветер, это было видно по кронам деревьев, что располагались у подножия небоскреба. Легкие пушинки снега, снежинками падали с облаков, едва заметным ковром застелая все вокруг. Джессо некоторое время наблюдал за происходящем на улице, размышляя о том, что сам себе удивляется, осознавая свое отношение ко всем этим неожиданным убийствам и смертям его людей. Погребальные Венки значительно сократились, хотя на их место и были взяты другие люди, это все совершенно не меняло положения дел. Хотя безжалостностью Ран и не перестал обладать, но терять своих подчиненных, что принадлежали его Семье, он не собирался, а уж тем более это терпеть. И все эти напасти, в которых обвиняли именно Мельфиоре, а в частности, подозревали их в том, что именно они на все это пошли... все это значительно расстраивало Босса, который только-только начал входить в доверие альянса, который и сам начинал учиться доверять. Это выбивало из колеи даже самого Рана, он просто не мог никак осознать того, что все это происходит на самом деле, а не в его сне или одной из параллельных реальностей. Ему было бы проще поверить в то, что это все не наяву. Слишком сложно осознать то, чего совсем не желал. Парень фальшиво улыбнулся для самого себя, но как только увидел эту улыбку, тут же убрал ее со своих губ, не желая больше видеть этого ужаса. Хотя его улыбки и были всегда практически одинаковыми, для каждого они были разными, и только сам Ран видел то, что именно за ними скрывалось.
Он мог бы простоять так еще долго, но делать этого не собирался. Просто потому, что чувствовал странную усталость, накопившуюся за все это время. Да и дома пока что находились еще не все из Семьи, кто должен был. Как ни крути, а нечто странное беспокоило Бьякурана, что он даже не мог заснуть и не дождаться того, кто еще не вернулся. Пройдя обратно к дивану, Джессо сел на диван, а после практически сразу же лег, предварительно слегка приглушив свет. Вновь положив на лоб запястье, Босс закрыл глаза, пытаясь хоть немного погрузиться в сон.

0

3

Начало игры.

Время уже было позднее. Ночь как никак, а Этель только вернулась с задания. Усталости не было, да о какой там усталости может идти речь, энергии в девушке было еще куча, еще чуть-чуть и она польется из ушей. Со вчерашнего вечера, как Бьякуран отправил Гетти на задание, девушка не видела его. Сказать честно, она скучала и переживала. Выполняя задание , она думала не о цели, а о том белокуром парне, который смог посадить в ее сердце семя любви. На Босса сейчас столько всего навалилось, а Этель не было рядом, пусть он сам и послал ее неизвестно куда неизвестно заем, но все равно. слишком ммногое сейас происходит, к тому же непонятное. Босс уже не тот, то раньше, он пытается измениться, а его обвиняют непонятно в чем. Гетти прекрасно понимала, какого сейчас было любителю зефира. У Этель возникла острая необходимость прижать Бьякурана к себе и запустить пальцы в его мягкие волосы. И вот, наконец-то с поручением закончено, и девушка вернулась домой. Чуть ли не бегом девушка летела до волшебного лифта, который поднимет ее на самый верх, к Боссу Мельфиоре. Нажав кнопку последнего этажа, Этель облокотилась о стену лифта и подумала о том, что ее милый Бьякуран уже может спать, но даже если он спит, Гетти просто ляжет рядом с ним.
Наконец лифт прибыл к пункту назначения, и Этель прошла к двери, ведущей в пентхаус Бьякурана. За стенами было тихо. Девушка не стала стучать, а просто слегка приоткрыла дверь. Слава Богу, она не скрипела, да и вообще не издавала никаких звуков. Свет слегка притушен. Он создавал романтический полумрак. Девушка прошмыгнула внутрь и закрыла дверь. На полу был ковер, да и Этель всегда ходила очень тихо, поэтому она очень сомневалась, что Бьякуран ее услышал, если он вообще тут. Девушка прошла вперед и краем глаза заметила, что на диване кто-то лежит. Легкий поворот головы и на губах Гетти заиграла ласковая улыбка. На диване лежал ее Босс. Поза расслаблена, глаза прикрыты ладонью, но лицо было немного напряжено, да и дыхание было слишком частым. Бьякуран не спал и Этель это поняла. Тихо ступая по ковру так, чтобы мафиози не услышал и не почувствовал присутствия девушки, Этель подобралась к дивану. Прикрыв глаза Гетти стала любоваться мужчиной. Он красив, величественен, мужественен. Легкое движение руки и пальцы киллерши уже перебирают пряди волос Бьякурана. Они были очень мягкими, словно это вовсе не волосы, а шелк проходит между пальцами. Этель убрала руку и, тяжело вздохнув, присела на кончик дивана рядом с Бьякураном.
- Ран-сама, надеюсь, я вам не помешаю. - Этель покосилась на Босса. - Я пришла доложить о задании, извините, что так поздно.

Отредактировано Etell Getti (2012-02-28 20:04:33)

0

4

Тихая поступь по ковру. Как бы обладатель этой мягкой походки не старался скрыть своего присутствия, а Джессо все равно слышал и ощущал, что в комнате кто-то есть. Да и если бы он пропускал из внимания каждый раз подобное приближение, уже давно бы тихо и мирно посапывал в деревянном ящике, спасающим его бренное тело от дождя, ветра и холода плотно прибитой крышкой. Это вряд ли понравилось бы Боссу Мельфиоре, потому он и не плошал в подобных вопросах. Почувствовав присутствие человека совсем близко, Бьякуран не шевельнулся и даже не подал виду, что хоть как-то заметил, что находится в квартире не один. Он часто позволял подчиненным заходить в гости, но чтобы в такое время? Это было немного странно, хотя так может показаться лишь со стороны. В последнее время слишком много чего произошло, потому сюда пускались некоторые личности в любое время дня и ночи, правда, с определенными целями. Но он не слышал стука в дверь. Не хотели будить? Возможно, гадать об этом не было никакого желания. Юный гений почувствовал касание женской руки, ворошащей его волосы.
Я не сплю... Это должно быть заметно. Как интересно.
Джессо позволил заходить в свою квартиру без проверки времени всем тем, кто находился на заданиях, связанных с тем, что происходило вокруг всего альянса Семей, да и не только, как можно было догадываться. Новые напасти стали еще хуже старых, даже если учитывать, что в одной из прошлых непосредственным участником и главным злодеем был сам Бьякуран. Но ведь это же в прошлом, ко всему прочему, его в любом случае не устраивало то, что погибают члены Семьи, не чьей-нибудь, а его, не устраивало это потому, что только он был за них в ответе и только он мог делать с ними все, что пожелает, как бы жестоко это, с одной стороны, не звучало.
Легкая тяжесть на краю дивана - присутствующий человек присел рядом с Боссом. Почему он не дергается и не опасается за свою жизнь или чего-то еще? Враги вряд ли сюда заберутся, их присутствие все равно не окажется незамеченным, к тому же опасность всегда чувствуется практически сразу, а он способен почувствовать жажду убийства, да и вряд ли вообще Бьякуран кому-то понадобился, чтобы избавляться от него таким опрометчивым способом. К тому же, к подобным действиям, как ни крути, было переходить еще рано - сразу заваливать Боссов Семей. Это было, по меньшей мере, глупо, учитывая, что у каждого из них было очень неплохая охрана.
Услышав знакомый голос, Джессо сразу догадался, кто его потревожил. Он приоткрыл глаза и совершенно привычно улыбнулся. Девушка не заметит необъяснимую печаль в его светло-пурпурных глазах, не увидит той лжи и фальши, что скрывает в себе его улыбка, не поймет, что сейчас он думал о том, в какой заднице они все оказались. Этого никто никогда не видел, да и вряд ли увидит. Разве что только тот, кому Ран может хоть немного открыться или тому, кто способен на такую же очаровательную ложь на своих губах и фальшивую честность во взгляде. Только такие люди в полной, или хотя бы частичной, мере осознают всю преданность лишь самому себе.
- Этель-чан, - как всегда, слащаво произнес Босс Мельфиоре. Да, они не в Японии сейчас, но подобные привычки так сложно бросать или менять, ко всему прочему, Рана забавляло обращаться подобным образом к своим подчиненным. - Я не слежу за временем, так что все в порядке.
Приподнявшись с дивана, Джессо дал понять Гетти, что хочет встать с белоснежной "перины", на которой так хорошо лежал. Пройдя к столу, Бьякуран двумя пальцами достал из пакета кусочек суфле и, рассмотрев хорошенько, закинул себе в рот, не убирая с лица все ту же счастливую улыбку. Подойдя к окну, парень некоторое время посмотрел на город, после чего полу развернулся к девушке и, в один момент став довольно-таки серьезным, обратился к ней.
- Ну и что же ты мне расскажешь? Нашла что-нибудь?
Внимательно, практически пронзительно, посмотрев на Этель, Ран в секунду вновь натянул на губы улыбку и сунул левую руку в карман джинсов, ожидая уже хотя бы каких-нибудь новостей.

0

5

Конечно, так без предупреждения ночью заваливаться в пентхаус Босса просто высшая степень наглости, но Этель нужно было доложить о выполненном задании, да и как ни крути, девушка все-таки соскучилась по улыбке Бьякурана. Сейчас сидя на диване и смотря на его усталое и измученное лицо, на которое он натянул слащавую наигранную улыбку, Гетти понимала, что Босс далеко не в таком состоянии, в котором он обычно находится. Переживания захлестнули его душу, он боится за семью. Не понимает самой ситуации, что лично Этель просто выводит из себя. Сутки, которые она провела на задании просто выбесили ее, не только от того, что девушка так и не смогла ничего узнать, но и от того, что нет ни единой петельки, за которую можно зацепиться. Была бы она, девушка смогла бы просто потянуть за ниточку, без особых напрягов. Рано или поздно Гетти бы добралась до другого конца нитки и узнала бы ответы на все интересующие ее вопросы. Этель всегда внимательна на заданиях и всегда выполняет их на пять баллов, но на этот раз, она, грубо говоря, оплошалась. Что сказать, тот, кто сотворил этот беспредел, идеально заметает следы. Почему в сравнение приходит только следы на снегу, которые заметает сильный порыв ветра. И через секунду, ты уже не знаешь, были ли следы на этом снегу или нет.
- Простите, Босс, все равно я не имела права просто так заходить к вам ночью. К тому же я могла постучаться. – Девушка проговорила это слегка расстроенным голосом. Откинувшись на диван, с которого встал Бьякуран, девушка закрыла глаза и тяжело вздохнула.
Семья Мельфиоре входит в число тех, кого обвиняют в ужасных убийствах. Девушка , конечно, все понимала. Альянс не до конца доверял семье, но ведь Бьякуран изменился, а если изменилась сердцевина, то и изменяется то, что ее окружает. Но ведь правда, Босс Мельфиоре очень старается. Естественно будет неприятно слушать о том, чего ты не делал. Этель на себе чувствовала то, что сейчас ощущает Бьякуран. Да и ей лично было не очень приятно. Гетти поморщилась и раскрыла глаза. Прикусив губу, она уставилась в окно. Тихо и спокойно, снег танцевал свои единственный танец. Танец смерти. Он больше никогда не поднимется так высоко. Плавно и тихо скользя по потокам ветра, будто на последнем издыхании, но это не так, он всего лишь растягивает последние минуты. Мысли Гетти словно вернулись к заданию. Пусть девушка и не смогла сейчас разузнать, она не оставит попыток. Рано или поздно, Этель найдет маленькую зацепочку и распотрошит всех и вся, лишь бы узнать истину. Жестоко? Может быть. Но девушке никого не было жалко. Она поклялась, что будет защищать Бьякурана и всю семью в целом. А Этель человек слова. Поэтому только смерть остановит ее попытки выяснить произошедшее. Да тут уже и не только это. В глубине души иллюзионистке было любопытно, кто смог так идеально замести все следы. Возможно, даже капелька уважения, или это восхищение, зародилась в душе Гетти.
- К сожалению, я не могу вас ничем порадовать. – Этель подняла глаза к потолку. – Я не смогла найти ни единого следа. Все настолько идеально за собой убрали. – Девушку начала беситься. – Но я не отступлю.
А что еще сейчас могла сказать Этель? Да ничего, только то, как есть на самом деле. В голове девушки крутились моменты, когда девушка выполняла поручение и ей казалось, еще чуть-чуть и она найдет хоть что-нибудь. Но не там то было. Все обламывалось еще до того, как девушка проходила то самое чуть-чуть. Она была готова перерезать горло всем, кто оказывался в моменты облома рядом. Естественно, этого делать было нельзя. Да и смысл? Она вроде бы не шизофреник, который тащится от вида крови. Ей просто все равно. Убила и убила, че дальше то? Просто заметет следы и пойдет дальше, как ни в чем ни бывало.
- Хреновы веники. Рано или поздно все равно оплошаются ,а я просто этим воспользуюсь. И вот тогда….им крышка. – Девушка злобно оскалилась. Безжалостная Этель снова просыпается, чтобы перерезать глотки всем, кто доставляет столько неприятностей и водит за нос весь альянс семей.

Отредактировано Etell Getti (2012-03-02 23:19:57)

0

6

Продолжая улыбаться, Бьякуран прикрыл глаза, из-за чего сама улыбка стала казаться более мягкой из-за появившейся в глазах грусти. Но после того, как парень моргнул, все это пропало и он просто отвернулся к окну, глядя через стекло на улицу. Почему-то он часто любил здесь стоять и смотреть, что происходит снаружи, за пределами этих четырех стен. Но сейчас снег застилал большую часть обзора, хотя казалось, что еще пять минут назад ничего не было. А, может, и не казалось вовсе, а так все и было. Ран не задумывался на этот счет, ему было не до того.
- Постучишься как-нибудь в другой раз.
Уж Босс Мельфиоре был точно уверен в том, что девушке, да и не ей одной, еще не раз придется навещать их Небо, дабы докладывать о чем-то или что-то еще, связанное с подобным. Так что, они все и стучать научаться и в ножки кланяться, если это сильно понадобиться. Хотя, конечно, о последнем Бьякуран вряд ли будет просить и, даже, приказывать. Это был всего лишь факт, от которого не избавишься никак. Его боялись, уважали, любили, ему симпатизировали, его ненавидели, хотели убить и так далее. У каждого к этому человеку было свое отношение, так что парень привык практически никому не доверять. Зато практически все доверяли ему. Все, кто был в его Семье. И даже Юни, казалось, начинала проникаться легким доверием к Рану. Тогда почему же остальные не могут понять, что захватывать миры уже не входит в планы юного Неба Мельфиоре? Некоторые не умеют что-то или кого-то прощать и принимать. Даже не пытаются заглянуть поглубже, чтобы убедиться в их честности и искренности.
- Все-таки, работали профессионалы. Конечно. Вария в этом случае идеально подходит для подозрения из-за своего профессионализма, а Мельфиоре - из-за прошлой жестокости.
Это больше были мысли вслух. И всего лишь констатировали и так всем давно известные факты, которые никак и ничем не смогут никому помочь, как ты их не выкрути. Прошлая жажда власти Джессо тоже, на все сто процентов, сказывалась на этих подозрениях. Быть в одной упряжке с кем-то, конечно, не так обидно, да и не так одиноко. Но даже Бьякуран не могу понять, как Вонгола могла подозревать Варию в предательстве. Эти, столь преданные Семье, люди, перешагнувшие через себя, свои принципы и устои, помогали Тсунаеши-куну в битве против самого же Рана, пусть и в другой реальности. Но это было и этого не отнимешь. А сам отряд независимых убийц Вонголы в любом мире был всегда предан Семье, какие бы конфликты между всеми ними не происходили. И чтобы все эти люди предали Вонголу и убили, мало того, что людей из других семей, так еще и из своей, задействовав тех, кто не в ходил в мафию, ну или просто стоял рядом с ней. Это было не понятно. Но разбираться с этим должна сама Вария, у Бьякурана же есть свои собственные заботы и проблемы, с которыми надо справляться в любом случае.
На то, что Туман не отступит, Ран ничего не ответил. Конечно, он не хотел и не собирался заставлять девушку постоянно ходить кругами, как цепной пес, и следить за тем, что происходит, моментально ловя все следи и тут же их проверяя, чтобы, не дай бог, не упустить малейшую зацепку. Но если она так хочет - он все равно не станет ее останавливать, хотя своего Босса Этель послушается без возражений, он это знал. Но даже такая помощь от отчаяния могла очень даже пригодиться. Ко всему прочему, не факт, что Небо Мельфиоре перестанет давать задания Гетти. По пути их выполнения она как раз сможет параллельно наблюдать за тем, как продвигаются их дела в поисках возможных следов.
- Не стоит так злиться, Этель-чан.
Бьякуран повернулся к девушке лицом и вновь улыбнулся. На этот раз в улыбке не содержалось отчаяния и прочей ерунды, которой он страдал до этого. Потому что подле него было еще одно Небо, которое всегда было чистым и ясным, словно постоянно освещено солнцем, прогоняющим все возможные тучи. С такими голубыми, практически синими, глазами невозможно светиться меньше. А согревающая улыбка этой юной аркобалено, когда-то даже Рана заставила встать на сторону этого молодого Неба.
- Юни-чан обязательно поможет нам.
Да, так и было. Недавно Джессо связывался с Джиглио Неро. Девочка собиралась провернуть что-то, но даже она сама не была уверена в том, что у нее это обязательно получится. Зато оба Босса Мельфиоре были уверены, что юную особу не смогут прогнать, не выслушав.
- Мы должны немного подождать, чтобы продолжить что-то выяснять. Иначе сделаем только хуже.
На последних словах Бьякуран стал серьезным, убрав все улыбки и прочую лабуду. Он действительно рассчитывал на Юни, на ее способности дипломатии и прочего. Но почему, почему она ничего не говорит о будущем? Неужели, она его не знает? Или просто не хочет говорить о том, в чем и сама не уверена? Но ведь девочка никогда не ошибалась.
Да что же такое происходит?..
Чуть опустив голову, Бьякуран прикрыл глаза сильнее, из-за чего взгляд получился озлобленным и в совершенстве своем недовольным. Он смотрел исподлобья куда-то вперед, продолжая стоять лицом к Этель. Он не мог видеть будущее, но он чувствовал, что дело - дрянь.

0

7

Двор ==>

Ответов на вопрос, как же Закуро в голову вставить болт, у Кикё было много, от совсем безобидных до тех, что с летальным исходом, но озвучивать он их не стал, решив, что Блюбелл достаточно смышленая, чтобы догадаться самой. К тому же, вопрос автоматически снимался, когда малышка уверила, что Закуро скучный и с ним не интересно даже играть в Франкенштейна. Здесь венок поспорить и как-то оправдать своего товарища не мог.
- Конечно, можешь, только чтобы он после этого остался живым, - усмехнулся Кикё в ответ. Обычно такие предупреждения давались Дейзи, но черт знает, вдруг и Блюбелл нахваталась у него вредных привычек, все же столько времени вместе проводят.
Кикё мягко открыл дверь в пентхаус, проходя внутрь и ведя за собой Блюбелл, выискал взглядом Бьякурана и фирменно поприветствовал.
- Бьякура-сама, с Дейзи до сих пор не удается связаться. Впрочем, когда я осматривал территорию, то обнаружил к югу отсюда место, где явно велся бой. Там был хранитель солнца Варии, едва живой. Насколько мне известно, его до сих пор разыскивает Вонгола. Я решил, что нужно его доставить сюда и оказать первую помощь, поскольку он может располагать важной информацией. Присутствия другого пламени я не почувствовал… - Кикё запнулся ненадолго, а после снова продолжил уже более тихо, - я выслал туда поисковой отряд, возможно, им удастся найти что-нибудь еще... – или кого-нибудь. И, скорей всего, им об этом доложат уже через час. Кикё замолчал, как только закончил с докладом, чтобы Бьякуран мог переварить полученную информацию. Зеленые глаза, еще секунду назад сверлившие босса, теперь смотрели на синюю макушку Блюбелл. На девчонку любоваться можно бесконечно, но сейчас венка занимали другие мысли - хотелось узнать, как прошла операция, жив ли хранитель солнца, впрочем, жив, Кикё чувствует его пламя, которое стало сильнее, и еще море вопросов, которые надо было задать Луссурии. А ведь еще недавно венок предпочел бы даже в одном городе с ним не находиться.

Отредактировано Kikyo (2012-05-03 14:30:21)

+1

8

Двор ==>
Ответ Кикё оставил просто для воображения Блюбелл. Вариант со сверлением уже отпал. Теперь у неё было, над чем подумать в перерывах между просмотром телевизора и чтением комиксов. Однообразие, все же угнетает.
- Я постараюсь. Я скажу тебе, когда придумаю.
Всю дорогу до места назначения мысли Блюбелл были заняты придумыванием способа вкрутить болт в голову Закуро, не убив его.
«Чтобы убить его, нужно вкрутить болт в мозги. А у него их нет. Так что можно и так попробовать! Чего же я мучаюсь тогда?»
Эта мысль несказанно обрадовала Блюбелл, и она расплылась в веселой улыбке. Теперь и не стоит утруждаться и думать. Правда, придется искать другое занятие, чтобы разбавить свои будни. Может, приготовить чего-нибудь? Блю давно хотела научиться самой готовить свои любимые вкусности. Пирожки, чизкейки, торты… А то пока дождешься – с голоду помрешь. Конечно, марать руки не очень-то хотелось. Но придется идти на некоторые жертвы.
  Как только Кикё отворил двери пентхауса, мысли Блюбелл сразу улетучились. Она лишь относительно слышал, что говорил Кикё. Что-то про Варию и про того человека, которого он привел. Это было уже не важно. В помещении находился он – Бьякуран. Но находившуюся рядом Этель Блю не обратила ни малейшего внимания. Да и кто она такая? Особенно когда есть Бьякуран.
Блю не видела его уже давно. Ну, для девочки даже час разлуки с любимым Боссом – уже трагедия. Глаза девочки радостно заискрились, и она, не собираясь тянуть больше ни секунды после окончания монолога Кикё, подбежала к Боссу и, буквально напрыгнув, крепко обняла.
- Бьякуран, я скучала!

0

9

Сколько уже прошло времени с того момента, как в комнату Бьякурана вошла новый Туман Мельфиоре? Никто не вел счет минутам и часам, тем более, сам Босс. Он уже довольно долго молчал, просто смотря в противоположную от него стену комнаты. Даже излюбленный марш меллоу не приносил никакой радости, будучи забытым где-то в углу большого стеклянного стола с белыми ножками. За окном начало светлеть и комната погрузилась в оранжево-желтоватый оттенок, отчего-то этот цвет совсем не понравился Джессо, который сам в этот момент отливал светло-лиловым цветом, покрывающим его с ног до головы. Пепельный блондин в белом превратился во что-то непонятное, напоминающее лесное нечто, только спустившееся с ранних гор, проснувшихся еще задолго до рождения мира.
Парень не услышал, как дверь открылась, только увидел легкое парящее движение краем глаза. Оторвавшись, наконец, от своих мыслей, Ран перевел взгляд на вошедших и узнал в своих подчиненных любимые цветы - Кикё и Блюбелл -  Погребальных Венков. Приветствие. Босс лишь привычно улыбнулся, будто над затопленной деревней наконец рассеялись тучи, вот только вода так и не собиралась отступать. Разведя руки в стороны, Джессо сделал шаг вперед, мелко показывая, что рад видеть их двоих, да еще и целых, особенно Кикё, доселе отсутствующего. Он хотел что-то сказать, в своей излюбленной привычке, но так и не смог, да и не успел, открыть рот, чтобы в ответ поприветствовать Хранителей.
Ран чувствовал, что с Дейзи покончено. Вряд ли первое Небо Мельфиоре хоть когда-то питалось надеждами, тем более, в таких понятных и безвыходных ситуациях. Не потому ли на места Тумана и Солнца уже были выбраны другие Венки, самые подходящие из всех мелких песчинок, что находились в семье? Возможно, кому-то было больно и обидно, может быть, даже, сам Бьякуран где-то очень и очень далеко за атмосферой чувствовал что-то гадкое, относящееся к потере самых лучших, что когда-либо были, но он никогда об этом не скажет, потому что сам предпочитает даже не думать на эту тему. Он по-прежнему так же жесток, потому не слишком мешкался, когда подбирал замену Дейзи и Торикабуто. И сейчас не имело значение даже то, что Дейзи еще мог быть жив, что, конечно же, было чистой ложью, пытающейся отогнать отчаяния некоторых.
Кикё все говорил и говорил, а Джессо все слушал и слушал. Но монолог Облака не успел толком стать обдуманным, как на Рана обрушился молодой и свежий Дождь, никогда не утихающий и не устающий поливать других только ради одной забавы. Блюбелл уже висела на Бьякуране, крепко обнимая. Блондин тут же обхватил девочку обеими руками и негромко, но на удивление приятно, засмеялся.
- Блюбелл-чан, чем же ты занималась весь день?
Вопрос пришелся, наверное, сам. Но почему - задавать этот вопрос было бесполезно, потому что Ран тоже давно не видел девочку, и, соответственно, не знал, чем она занималась, но сказать, что он так сильно соскучился по кому-то не может, потому что уже давно не задумывался о том, что твориться внутри семьи, лишь размышляя о запредельных делах, в которые впутали абсолютно всех, без разбору. А Рану казалось, что обычно Голубой Колокольчик рассказывает Боссу о всех своих похождениях, проделанных за то время, пока они не виделись. Такая непринужденная и веселая, словно весенняя капель по бледным лужам, казалось, никогда не знала горя, что, впрочем, вполне вероятно.
А тем временем, Босс не мог проигнорировать Кикё и то, что он рассказал. Доклад пришелся вовремя, но был не слишком утешающим, хотя, это с какой стороны посмотреть. То, что Облако Мельфиоре притащил с собой Вонгольское Солнце, могло означать каплю малейшей надежды на то, что им удастся узнать хоть что-то о том, кто напал на убитых и раненого.
- Кикё-чан, - Босс повернулся к Венку, отчего-то на сей раз не отпуская Блюбелл у Босса проснулся материнский инстинкт, как делал обычно. Улыбки нет, но это только пока что, может, Облако поймет, почему эта секундная пауза в настроении Джессо отражается на его лице чем-то не очень радостно-привычным. - Забудь о Дейзи. - Жестоко, грубо, по-чужому, как совсем незнакомый врач сообщает родителям о том, что их ребенок больше не сможет ходить. - После доклада отряда, пусть все немедленно возвращаются на базу. - Он не вернется. Бессмертное Солнце погасло, даже Кикё это понимает, забудь. Он бы уже давно объявился, ребенок, способный идти только прямо. - Значит, говоришь, Вонгола. - Вот оно, та самая улыбка-задумка, загадка, ответ на которую знает лишь ее обладатель, прикрытые глаза, словно стараются не рассказать что-то очень важное, не выдать действительность жестокости, которая так и пытается проявить себя, защищая. - Допроси его сразу же, как только он придет в себя. Уверен, он будет счастлив видеть своего спасителя.
И стало еще ярче - не от того, что солнце выше поднялось, а от улыбки, что стала чуть шире и намного более лукавой. Если Джессо говорил "сразу же", значит, Кикё должен оказаться в камере раньше, чем "гость" очухается. Но на сей раз ему это прощалось, так как сам же Ран задерживал Венка. Однако, все сейчас было, как нельзя, лучше. У Бьякурана появились какие-то мысли, которые он сам еще не понимал, но собирался обдумать и для этого ему нужно было остаться одному. Сейчас было не легко, но отчего-то парня, вдруг, начал захватывать азарт, нахлынувший ледяной волной, как первый декабрьский снег.
- Ах, да. - Ран посмотрел на Этель. - Ты свободна. - Все с той же улыбкой. А после взглянул на девочку. - Блюбелл-чан, не могла бы ты слезть с меня пока что.
Не в форме вопроса и не приказ, но если начнутся капризы, Ран терпеть не будет. Указав Дождю на стол, где лежала пачка с чипсами - так, для развлечения детей - он мягко намекнул ей на то, что позволит тут же забрать пачку и съесть ее содержимое, если Блюбелл будет умничкой и быстро выпустит Босса, которому нужно было кое-что сделать, из своих теплых и крепких объятий.

+1


Вы здесь » ОМ(в)Г » База Мельфиоре » Пентхаус


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC