ОМ(в)Г

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОМ(в)Г » Намимори » Школа Намимори


Школа Намимори

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место, пережившее больше, чем весь город. Не раз это место становилось центром мафиозных разборок, но до сих пор оно крепко стоит на фундаменте и с прежней радостью принимает юных учеников. 
Средняя школа знаменита своим дисциплинарным кабинетом, который продолжает активную деятельностью, начатую ещё при Хибари Кёе.
На данный момент в школе обучаются юные члены Вонголы и их друзья.

+1

2

Мукуро был идущим в ногу со временем человеком, даже если в определенные периоды жизни ему было не до новостного блока «наука и техника». Вот только, не смотря на его осведомленность, у Мукуро не было сотового. Периодически ему для заданий выдавали аппаратуру, которая после успешного выполнения своей роли отправлялась в ближайший мусорный бак. Телефон Мукуро был не нужен. Хранитель считал, что эти небольшие устройства не что иное, как поводки современности. Люди стали слишком зависеть от этого предмета, постоянно держат его на виду, позволяют командовать собой через него, а стоит кому оставить сотовый дома, как тут же становится  неуютно. Позволить себе быть рабом техники Мукуро не мог. Все, что ему необходимо из услуг, предлагаемых мобильными устройствами, он добывал другими методами. Часы для того, чтобы узнать время. Посредники, дабы связываться с Вонголой. Способности, чтобы рассылать спам в людские головы.
Сегодня Мукуро было необходимо передать Десятому сообщение. Поставить того в известность, что пока Рокудо не нашел никого, кто мог бы сказать что-то дельное об убийствах, произошедших недавно. До тех, кто погиб, Мукуро дела не было, но раз убийства произошли среди всех значимых семей, то под раздачу могла попасть и его банда. Вдруг кто причислит её к Вонголе. Так что было не лишним узнать истину прежде, чем пострадает кто-то из своих.
Для связи с Вонголой был в Намимори один чрезвычайно полезный и исполнительный человек, который находился под руководством никого иного как Хибари Кёи. К нему Мукуро и направился, приодевшись и спрятав тридент в иллюзиях. Мирные жители городка не очень любили ходящих по улицам странных типов с холодным оружием в руках.
На территории школы было пустынно и тихо, видимо урок еще не закончился. Оно к лучшему, ни к чему привлекать лишнее внимание к тому, что он посещает главу дисциплинарного комитета. «Хотя увидь это ученики, по школе непременно поползут слухи. Хотелось бы видеть лицо Кёи-куна, когда они добрались бы до его ушей». Мукуро направился к главному входу, но остановился рядом с доской объявлений, на которой висела листовка с планом мероприятий в честь 14 февраля.
- Ойя, сегодня ведь и вправду день всех влюбленных, - произнес Рокудо, на чьем лице появилась лукавая улыбка. Он уже знал, что к главе дисциплинарного комитета он сейчас не направится. Коль уж выпал такой редкий шанс, было необходимо им воспользоваться. А Хибари потом сам прибежит на искусно украшенную наживку.
- Устроим деткам праздник, куфуфу.
После короткой экскурсии по внутреннему двору Мукуро знал, какими будут его следующие действия. Цифра в его глазу тут же поменялась на единицу. Несколько мгновений и двор кардинально изменился. Карнизы оплетали ветки цветущих персиков и сакуры, из пушистого облака над зданием подобно хлопьям снега летели невесомые сердечки, в центре двора вдруг возник фонтан, из которого вместо воды бил шоколад. В довершении Мукуро призвал несколько райских птах. Они, по его мнению, смотрелись куда лучше, чем купидоны.
- На конкурсе рождественских украшений я был бы, несомненно, победителем, - с достоинством оценил свои старания иллюзионист, подходя к одной из скамей, стоящих вдоль борюдора. Считал ли он, что переборщил? Ничуть. Праздник ведь. Да и чем больше помпы, тем больше шансы потрепать нервишки хранителя Облака. Кстати, стоило уже привлечь непосредственно его внимание. Поймав одно из летящих с неба сердец, Мукуро преобразовал его в бумажное. Теперь на нём витиеватыми английскими буквами было написано "Be My Valentine~". Иллюзорная валентинка была послана вместе с одной из птиц, которая тут же устремилась к окнам комитета. Хорошее настроение сказалось на количестве смеха, который не сдержал Мукуро, предвкушая события.
- Ждать он себя не заставит.

0

3

Хибари никогда не выступал против праздников. Если люди хотят отмечать 14-ое февраля, пусть отмечают. И то, что Кёя считает этот день днем идиотов, никак не влияет на общее положение дел. Единственное условие – всего должно быть в меру. В конце концов, это учебное заведение, а не парк аттракционов. И никакие украшательства не должны были коснуться его обители, это было под строжайшим запретом. Но стоит заметить, что даже не смотря на всю грозность Хибари Кёи, его скверный характер и устрашающую репутацию, по его душу тоже находились смельчаки. Удивительно, но факт. Была на его счету парочка девушек, которые не побоялись признаться ему и подарить шоколад. Это было мило и очаровательно, как раз, как любил Кёя. Но дальше признаний дело никогда не заходило. Парню быстро наскучивали девицы, которые рано или поздно демонстрировали не самые свои лучшие качества. Он не бил девушек, но часто задумывался об этом, когда они начинали жаловаться на отсутствие внимания, ухаживаний, букетов, красочных признаний и дифирамб в их честь. В такие моменты интерес умирал на корню и отношения заканчивались быстрым и категоричным «пошла вон». Некоторые, особо истеричные, еще и никак не могли понять, почему Кёя не делает им исключение и поблажек, когда те опаздывают на уроки или каким-то еще образом нарушают правила школы. Всегда отношения заканчивались разрывом, когда хоть как-то начинали досаждать Хибари. И лучше если эта девушка его не любит, это помогало избежать последующих недельных депрессий и рыданий. Поэтому он взял за правило – всегда с холодной улыбкой отказывать таким вот милым валентиновским признаниям.
Но, к сожалению, не всегда все так просто. Некоторые отношения разорвать куда сложнее, чем хотелось бы. Хотя что может быть проще, чем убить человека? Идея фикс не оставляла Кёю в покое уже несколько лет. И не оставит, пока этот человек жив. Удивительно как он одной улыбкой мог довести Хибари до зубного скрежета. И ведь сам на рожон лез, явно тащился со всего этого фарса.
В то мгновение, как птица влетела в окно, Хибари взмахнул тонфа, конец которой с гулким стуком ударился в раму, продырявливая животное насквозь. Птица распалась на перья, через секунду растаявшие в воздухе, а такая же иллюзорная записка с тихим шуршанием упала на пол надписью кверху. Кёя лишь краем глаза взглянул на нее. Послание и без того было получено, а в подробностях он не нуждался.
Накинув пиджак на плечи, Хибари вытащил второй тонфа и вышел из своего кабинета. Во дворе он был уже минут через пять. В школе все еще шел урок, так что в коридорах и на улице было пустынно. Остановившись поодаль, он равнодушно глянул на то, что сделал с местностью Мукуро, затем так же холодно глянул на виновника торжества.
- Слишком яркие декорации для твоей жалкой смерти, травоядное, - из одного тонфа показалась цепочка, которую Кёя принялся мерно раскручивать перед собой. Трепаться? Увольте. Он здесь только для того, чтобы убить Рокудо. А уж зачем он сюда притащился, Хибари совершенно не волновало.

0

4

- Что ты, Кёя-кун, все это я устроил ради тебя, - с насмешливой улыбкой на губах ответил Мукуро на, как впрочем и всегда, агрессивный выпад Хибари. Он только пришел, а уже был готов размахивать своими палками направо и налево. - Сегодня ведь день всех влюбленных. Ты знаешь, что это такое? - Мукуро долгим взглядом оценил вечного оппонента с ног до головы. Невысок, но хорошего телосложения, да и на лицо приятен. Злобный и дикий. Зато всегда в костюмах, элегантен, если только не забрызган кровью врагов. Загадочный и молчаливый. К таким женщины любят цеплять ярлыки «а в душе он на самом деле не такой! И я докажу это, со мной он станет самим собой». Не станет. Потому что такой уж он есть. Несмотря на это, все вышеперечисленные черты наверняка сделали из Хибари довольно популярного парня, на вкус экстремальных особ, правда. Удивительно, что Мукуро только сейчас об этом задумался. В конце концов, Кёя ведь тоже вроде как из крови и плоти, а значит ничто ему не чуждо. Поэтому на свой ироничный вопрос Рокудо сам и ответил, понимающе склонив голову:
- Знаешь.
Улыбка при этом стала выражать что-то среднее между удивлением и пониманием. Он наблюдал за вонгольским Облаком, казалось бы, вечность, и было приятно делать о нем новые открытия.
- Наш мальчик совсем вырос, - Мукуро усмехнулся, небрежным движением смахивая с колена иллюзорные сердца. Хибари хотел драться и Рокудо, в целом, был не против. Но начать сейчас сражение было бы совсем просто. Хотелось продолжить свой театр одного актёра, втянуть в него этого хранителя, чтобы он обязательно сыграл с ним парную сцену. Это было главной мотивацией Рокудо, когда дело касалось Кёи. Равносильно тому, как защитник Намимори желал отомстить своему давнему врагу, также и Мукуро хотел сделать Хибари частью своих интриг. Он стал бы незаменимой ладьей, если оценивать мир в качестве шахматной партии. Но как и эта фигура, Кёя был слишком прямолинейным, чересчур резким и разрушающим все на своем пути. В том числе и сплетенные вокруг него нити хитроумных планов, сводя их все на нет. Очень проблемный, но сдаваться итальянец не собирался.
- Я серьезен, Кёя-кун. У меня и шоколад для тебя есть.
Вытащенная из кармана плаща небольшая коробочка была иллюзией. Но Мукуро все равно открыл ее и, подцепив конфетку пальцами, отправил ее в рот. Иллюзия не может насытить, но вкус почувствовать было можно.
- Мы могли бы слетать в Швейцарию и купить там оригинал. Знаю я одну чудесную лавку, где  можно найти шоколад на любой вкус, - многочисленное бла-бла преследовало сразу несколько целей. Во-первых, Кёя не любил, когда трепались языком долго и бессмысленно. Во-вторых, Рокудо нагло игнорировал его этот ход с оружием, поступал, как ни в чем не бывало, что, опять-таки, должно было Облако уязвить. На самом деле иллюзионист не был самоубийцей, он знал, что можно ожидать от Хибари, а потому был готов в любой момент применить тридент. Поднявшись с места, Мукуро сделал несколько шагов, приближавшись к Кёе на разумное расстояние, чтобы не попасть под прямой удар и вовремя блокировать атаку трезубцем, скрытым иллюзиями.
- Ты ведь примешь мой подарок? - вытянув руку с коробкой конфет по направлению к Хибари, Мукуро с вызовом посмотрел ему прямо в глаза.

+1

5

Мукуро мог бы стать прекрасным политиком. Но еще лучше советником, серым кардиналом. Он бы наверняка с удовольствием управлял каким-нибудь недалеким Королем или Императором, затевал войны, строил козни и плел интриги. Да пусть будет кем угодно и где угодно, лишь бы подальше от Намимори, чтобы не видеть эту раздражающую морду, с которой Хибари кидало в бешенство, и в венах моментом закипала кровь. Кёя и сам пока не догадывается, что без иллюзиониста ему станет намного скучнее, но ведь факт. Если ему выпадет однажды шанс серьезно драться с Мукуро, то когда он поставит этого туманника перед собой на колени, после не останется, в общем-то, ничего интересного.
И все равно для Кёи это останется главной целью – забить врага. 
- Ты – лучший подарок на 14-ое февраля. Видимо, кто-то действительно сильно меня любит, раз подарили возможность загрызть тебя до смерти в такой день, - Хибари усмехнулся. А когда усмехается Хибари, значит все плохо, и мир в шаге от апокалипсиса.
Кёя пропустил совершенно все, что ему вещал сладкоголосый ананас, так усердно пытавшийся присесть ему на уши. Я вас умоляю, Кёя пять дней в неделю проводит в окружении толпы травоядных, которые ходят в Намимори в надежде, что однажды станут людьми, наивные идиоты. Так что пропускать мимо ушей бесполезный треп и любого рода болтовню, которую Хибари недолюбливал, стало одним из его умений.
Он и сам говорил чаще всего мало и по делу. Ведь нет ничего, что он не смог бы сказать  кулаком, убийственным взглядом или тонфа. Как и не существует для него никаких причин или следствий. Хибари плевать, ради чего Мукуро притащился в Намимори, и нет, совершенно точно не из-за него, не смотря на то, что это трепло утверждает. Равно как и плевать на то, что Вонголе объявили войну, и сейчас не время устраивать внутренние разборки.
Кёя всегда был сам по себе, отдельно ото всех, и никому не подчинялся. Так будет и впредь, и никто этого не сможет изменить. В этом они с Рокудо немного похожи. Тот тоже сам себе на уме и помогает лишь ради собственной выгоды.
Но Кёе плевать, в чем там они похожи, а в чем нет. У него в такие моменты в голове остается лишь один горящий индикатор – «фас!». И он срывается с места и делает выпад, замахиваясь тонфа. Оружие со свистом рвет воздух в нескольких сантиметрах от иллюзиониста, превратив коробку в дымку, которая тут же исчезла. Хибари не сводит хищного горящего взгляда с врага ни на секунду, он уже весь в битве, и слушать больше ничего не собирается, замахиваясь уже для второго удара.

+1

6

- Никто кроме меня не способен преподнести тебе такую возможность. Но только её, потому что победа, Кёя-кун, в руки тебе никогда не дастся, - не ответить на единственную фразу Хибари было бы расточительством, поэтому Мукуро не смел его игнорировать. Впрочем, тому уже было, кажется, не до чего. Если бы вокруг царила тишина, то наверняка можно было бы слышать, как в венах хранителя Облака закипает кровь. Рокудо, знающий, что именно последует дальше, посмотрел на школу, из которой вскоре вывалятся жадные до перерывов ученики. Даже не шевельнув и мизинцем, итальянец наложил вокруг них иллюзию, чтобы никто не вздумал помешать. Теперь их никто не увидит и даже не посмеет идти в эту сторону.  После игр с подсознанием сотен детишек и их воспитателей, Мукуро перевёл взгляд на противника.
Играть в гляделки с Хибари Кёей было одним из тех немногих развлечений, от которых Мукуро было бы сложно отказаться. Японец совсем не зря называл всех вокруг травоядными. Если на секунду забыть собственные градации общества, то иллюзионист был с ним полностью согласен. Все вокруг действительно травоядные, потому что такого взгляда - взгляда дикого зверя, подгоняемого собственными инстинктами и жаждой крови, - не было ни у кого. В том числе и у Мукуро, но себя-то к травоядным он бы ни за что не причислил. Он вообще был вне категорий, возвышался над этим миром. И взгляды их кардинально отличались. Мукуро любил свои глаза, свой бесноватый взгляд, с которым он встречался в отражении зеркала, но взгляд Кёи ему тоже нравился.
Когда железный наконечник трезубца врезался в тонфу, не давая ей дальнейшего пути, Мукуро, и он готов был в этом поклясться, видел искры, отскочившие от скрестившихся оружий. Это как ни что лучше могло описать их с Кёей встречи. Злоба, агрессия, насмешки, не щадящие удары, а потом всё внезапно прекращалось. Также мимолётно, как сгорала искра. Доводили дело до конца они только один раз. Далёкие шесть лет назад, что и стало началом всего этого. С тех пор Хибари жаждет «загрызть его до смерти». Уже пять лет обещает.
- Кёя-кун, - Мукуро не сдержал усмешки. Надавив всем весом, не ослабляя хватки не на секунду, ведь это могло стоить ему немалой боли, Рокудо склонился вперёд, приближаясь к Хибари настолько близко, насколько это было возможно в их ситуации. Иллюзионист смотрел в глаза Кёи практически вплотную, чтобы он отчётливо видел, как цифра в правом глазу его врага медленно меняется на четвёрку, после чего вспыхивает тусклым синеватым пламенем.  После этого, приложив не мало усилий, Мукуро отвёл удар в сторону и тут же отпрыгнул назад, потому что реакция и скорость Хибари невероятны. И если не использовать путь Асур, то можно не надеяться на собственную удачу и способности иллюзиониста. Удивительно, но за столько лет Кёя поднаторел в том, чтобы как можно эффективнее сражаться именно с иллюзиями, придумал особенную тактику. «Сколько чести мне одному, Кёя-кун. Если бы не я, ты бы никогда не стал развивать эти способности».
Я сделаю тебе одолжение. Сломаю тебе обе руки, - Рокудо высокомерно улыбнулся, перехватывая тридент другой рукой. – Чтобы ты смог меня загрызть. Тонфами этого не сделать, глупый Кёя-кун, - вновь усмехнулся и сделал поспешный выпад вперёд, остриём прямо в живот хранителя.

+1

7

Глаза у Хибари действительно были выразительными. Чаще всего они выражали одну единственную мысль – «ты меня раздражаешь». Не то, чтобы Кёя был конченным мизантропом, но люди его, в большинстве своем, бесили. И если одни научилось вести себя тихо, смирно и не отсвечивать, то другие травоядные часто наступали на одни и те же грабли – нарушали правила Намимори. Устанавливал их Кёя сам и нередко на ходу. И не дай бог, кто-нибудь начнет ему перечить или ослушается. Себя он считал чуть ли не самим законом, который хоть как-то пытается направлять стадо баранов на правильный путь, и сила играла немалую роль в воспитательном процессе. Если бы он был любителем американских фильмов, обязательно бы назвал левую тонфа «Закон», а праву – «Порядок».
Но это все серая повседневность. Когда его взгляд ловил вонгольского хранителя тумана, его глаза загорались особенной злобой, которую можно чувствовать кожей. Здесь слова бесполезны и кажутся настолько ничтожными, не способными описать весь спектр эмоций. Таким зрелищем мог насладиться только Мукуро, который успел отхватить пожизненный билет на такое шоу. Возможно, Хибари и станет лет эдак через пять спокойней, но привычка ненавидеть все равно ведь останется. Впрочем, глаза у Рокудо могли бы рассказать о многом. Другое дело, что Хибари на это было плевать. Он лишь с завидным хладнокровием отметил, как цифра в правом глазу меняется.
Тонфа с лязгом встретили тридент, задержавшись всего на каких-то несколько секунд, и снова разошлись. Мукуро ушел назад для нового удара, Хибари же, привыкший к бою на короткой дистанции, сразу нашел точку опоры после первого выпада, оттолкнулся и снова пошел в наступление. Даже глазом не моргнул, словно способность расчетливо и хладнокровно убивать всегда была у него в крови. Он подпрыгнул в воздух и приземлился подошвой аккурат на наконечник трезубца, пригибая его своим весом к земле.
- Сломаны или нет, я все равно тебя загрызу, - и моментом, прежде чем трезубец касается земли, подается вперед, чтобы прижать тонфа к глотке своего врага.
А дальше он валит того на лопатки, игнорируя гулкий удар затылком об асфальт, и продолжает прижимать оружие к тонкой шее иллюзиониста, не ослабляя хватки, не позволяя сделать и вдоха. Идеальное комбо. Впрочем, такого все равно не будет, хотя бы потому, что Рокудо, хоть язык никогда не повернется это произнести, достойный соперник, а их сейчас днем с огнем не сыщешь. Получи Кёя победу таким легким путем, обязательно бы разочаровался в нем. Возможно поэтому, когда накал страстей в их битвах зашкаливал, на губах Хибари показывалась еле заметная улыбка, пусть и кровожадная. Жаль, что им вечно кто-то мешал довести дело до конца.

Отредактировано Kyoya Hibari (2012-04-29 21:18:03)

+1

8

Хибари с годами совсем не изменял себе и был все таким же быстрым и резким, в момент приспосабливающимся к ситуации. Посмотрел бы на него Мукуро лет через 15, когда годы мало-помалу начнут брать свое, и тело будет уже не таким совершенным механизмом, как сейчас. О, Рокудо может представить себе, как в будущем, если Кея до него доживет, он будет беситься с собственной немощности. Очень любопытно, Мукуро непременно должен будет оказаться рядом. Вдруг ему посчастливиться стать свидетелем самовозгорания от гнева. В свою очередь ему, повидавшему ад во всех его проявлениях, никогда не столкнуться с такой человеческой проблемой. У него был запасной план. Ну, конечно же, как иначе. Всегда можно найти тело помоложе, так считал Мукуро и не особо-то об этом распространялся, потому что сейчас у всех сложилось мнение, что он хороший мальчик. Со своими недостатками, правда, но в целом на их стороне. Наивные глупые люди.
Акробатического прыжка Мукуро не предвидел и на мгновение поддавшись мысли, что под таким весом древко может повредиться, иллюзионист не стал противиться и дал трезубцу припасть к земле. Не хотелось отпускать или ломать оружие, даже с учетом того - и не надо быть гадалкой чтобы это предвидеть, - что Хибари воспользуется столь благоприятной для удара возможности. Впрочем, отпустить тридент все же пришлось - уж слишком страстно хранитель облака повалил Мукуро на землю. У того от таких чувств аж чуть искры из глаз не посыпались. Хотя по большей части всё же из-за встречи затылка с асфальтом. На какую-то долю секунды гул в голове подавил связь с реальностью, но Рокудо не был бы собой, если бы тут же не пришел в свое обычное состояние. Кее он уже улыбался с нескрываемой издевкой.
- Что я вижу, - смотря из-под прищура на Хибари, Рокудо  провел рукой по земле в поисках трезубца. Слишком далеко, да и бесполезно. - Тебе нравится валяться здесь со мной в пыли? - в голосе чуть больше намеков, чем следовало, но это маленькая месть за то, что он сейчас был прижат лопатками к земле причём таким грубым способом. Шишка на затылке неминуема. - Ты улыбаешься, Кёя, - ладонью, которая так и не нашла тридента, Мукуро провел по лицу Хибари. Перчатка собрала мало дорожной грязи, но пыльный след на коже все же оставила. Не дав Кее свернуть себе шею, Мукуро распался на десяток иллюзорных змей, которые тут же расползлись в разные стороны. Все это изначально был не он. Лишь копия. Рокудо же с самодовольным видом стоял неподалеку, облокачиваясь на трезубец.
- Теряешь хватку, - на самом деле нет, но Мукуро не может прекратить дразнить своего вечного оппонента. - Еще немного и я начну привыкать к твоему виду у моих ног, - усмехнувшись в одной ему неестественной манере, Мукуро прямым текстом намекнул на прошлое и настоящее, где он обращался к Кее сверху вниз.

0


Вы здесь » ОМ(в)Г » Намимори » Школа Намимори


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC