ОМ(в)Г

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОМ(в)Г » Флэшбек » Ночь жизнерадостных трупов рождественский ёлок. (с)


Ночь жизнерадостных трупов рождественский ёлок. (с)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:
Стефан Вольф
Камилла Вольф
Место:
Италия. Рим.
Время:
6 лет назад от событий ролевой. Декабрь месяц близится к концу, скоро будет Рождество, весь мир готовится к праздничному головокружению.
Погода:
Лютый холод, аж минус пять градусов. Снег, если и идет, то его не очень много, так что в снежки не поиграешь. Да и небо ясное, никаких намеков на тучки и прочую небесную дребедень. Все вокруг бодрое и куда-то несущееся.
Краткое описание событий:
Полтора месяца прошло с момента вступления взятия на абордаж в семью Каваллоне. Рыжики впервые решили подвести итог незнамо чему, обсудить "Папочку" и подготовиться к празднику. А то ну ваще.

0

2

Завывания за окном заставляли скрипеть на душе несбыточные мечты о теплом солнышке еще сильнее и громче. Хотя, если у этого существа, именуемого человеком, и была душа, то продал он ее уже очень давно - еще при самом рождении обменял на кипящую в крови страсть, что практически постоянно бурлила в венах. Но страсть начинала холодеть и превращаться в лед, когда вокруг становилось невыносимо скучно. Никаких действий, никаких реакций, заданий, наставлений, да ну пусть хоть бы нотации почитали по поводу порчи казенного имущества - а тут, совсем ничего. Даже банального ругательства на то, что близнецы бездельничают. Да они бы и занялись делом, если бы только оно было. Раньше казалось, что перед праздниками всегда была куча различных дел, которые никто и никогда не успевает сделать, потому их нужно решать все и сразу, да еще и целой толпой. А тут почему-то совсем ничего не было, будто за них уже давно все сделали, а больше ничего и не надо. Или подготовка велась с прошлого года, и, как на зло, к этому времени уже все закончилось? Ну тогда это все было совсем угнетающе и удручающе. Прямо как завывающий на улице, сквозь скверы и переулки, ветер.
Двуспальная огромная кровать, матовая хлопковая простыня идеального черного цвета, небольшие пуховые подушки и пуховое одеяло, покрывающее всю кровать, сверху которого накинуто бархатное покрывало того же цвета, что и все постельное белье. Стефан Вольф лежал на кровати, скрестив прямые ноги и закинув правую руку за голову. Волосы, собранные в высокий небрежный хвост, огненной лавой неаккуратно были разбросаны по подушкам. Непослушная челка так и норовила сползти со лба и забраться в серые глаза Демона, прикрытые веками. Молодой Хранитель скучающе смотрел в потолок и свободной левой рукой метал ножи в потолок. Странно было то, что ни один из них до сих пор не выпал из трещины, которую сами же и образовывали, и не воткнулся в лоб парня. Исход был бы, конечно же, не слишком радующим, но кто сказал, что он не смог бы увернуться? Да вы слишком самонадеянны и совершенно недооцениваете этого бестию. Рыжий дьявол пустил в потолок последний нож - просто они уже успели закончиться за прошедший час - поднес ладонь к губам и сладко зевнул, издав на выдохе чуть рычащий звук. Опустив руку, Вольф посмотрел в окно. За ним не было видно даже банальной метели. Хотя откуда у них там метель, да еще и в такое время? Бред, как ни крути. Но проблема была вовсе не в отсутствии лютого мороза и сугробов снега по колено, чтобы можно было изваляться, да покидаться снежками. Дело было как раз в том, что скука слишком быстро и густо окутывала пространство вокруг близнецов, которым категорически запрещалось находиться без дела или хотя бы какой-нибудь деятельности, позволяющей размышлять над действиями или чем-то еще. Это было бы хотя бы что-то, особенно сегодня, особенно сейчас. Близилось Рождество, и единственное, что могли сделать рыжики - это сходить подобрать подарки для некоторых членов Семьи.
- Оооой. Сестренка. От папочки не слышно вестей?
Девятнадцатилетние бестии вот уже полтора месяца находились в Семье Каваллоне и занимали посты Хранителей колец этой же семьи. Их все устраивало, к тому же их ничуть не смущало то, что им приказывают. Если это интересно и развивающе - то все в порядке, им плевать на это. Если они могут повеселиться во время задания, значит так и должно быть и на подобное они пойдут. А если задание само скучное и не интересное, то можно даже не рассчитывать на то, что бестии хоть как-то пошевелятся для того, чтобы выполнить приказ. Хотя, что ни говори, а ради папочки они пошли бы на все, пусть даже на скучное задание низшего ранга. К слову, об этом обращении "папочка". Близнецы даже ни разу и не потрудились назвать падре Боссом. Почему? Да кто их знает. Они вообще любили все и всегда переворачивать с ног на голову, о чем тут еще можно сказать? Да и папочка, по их мнению, звучало куда более привычнее, роднее, любовнее, нежнее и так далее, чем Босс. Они, конечно, были не против этого, но если им что-то вбилось в голову, от этого уже невозможно избавиться, а потому переучивать их чему-то и в чем-то будет совершенно бесполезно. Они, правда, никогда и не задумывались о том, что сам Дино думает об этом их к нему обращении. Впрочем, они даже и не потрудятся узнать об этом, потому что это все равно ничего не изменит, а то, возможно, и вовсе еще больше подольет масла в огонь, заставив бестий взбудоражиться и придумать чего похуже для главы Семьи. Но, вообще-то, Дино им нравился, они порой даже были от него в неком щенячьем восторге, что проявлялось в их воспроизведении весьма странно. Удивляло еще то, что младшая близняшка до сих пор не добралась до колен папочки, чтобы опробовать их своей прекрасной пятой точкой.

0

3

Рыжик томилась. Заняться было решительно нечем, заданий не давали давно. Неужели все действительно у всех так хорошо, что даже малюсеньких стычек нет? Вряд ли бы Хранителей послали на задание пустяковое, все же такую силу не разменивают на мелкую монету вроде локальных потасовок. А жаль, можно было бы разнести что-нибудь, а потом сказать, что так оно и было. Ну или само разрушилось. А что, при нас это возможно. Камилла начала бредить наяву, а это скверный знак. Горячая кровь бурлила и кипела, обжигала вены, словно дикое пламя из самой Преисподней, а отдачи от этого - ноль. Сила не находила выхода, а позволить себе быть проблемой для Папочки Вольф ну никак не могла.
Девушка вертелась так и эдак в огромном кресле, что стояло в углу их с братом комнаты. Чёрт её знает, эту Камиллу, чего она пыталась добиться этими манипуляциями с собственным телом, но пока что ничего сносного не выходило. Когда бесенку надоело насиловать кресло, младшая Половина бодренько поплелась к огромной кровати, на которой сейчас возлегал её Стефан, плюхнулась на нее, резво перекатилась поближе к близнецу и стала любовно перебирать огненные пряди.
Жаль, что они не обжигают.
- Оооой. Сестренка. От папочки не слышно вестей?
Камилла глянула на потолок и на трещину в нем, из которой ёжиком торчали ножи. Бесенок издала отрицательное мычание и помотала головой:
- Неа, тишина. Папочка молчит, словно воды в рот набрал. Я даже у женщин узнавала, может хоть какая-то активность в городе есть, но нет, все тихо, как в фамильном склепе.
За то недолгое время, что близняшки успели провести у Папочки, младшенькая успела поперезнакомиться почти со всей женской половиной "коллектива", а точнее - Семьи. И теперь Вольф иногда заскакивала к кому-нибудь, чтобы узнать что-нибудь интересное.
Семья. Сама мысль о том, что Вольфы могут кому-то подчиняться должна вызвать сомнение. Ан-нет, все складно и ладно. Глава семьи Каваллоне, называемый Половинами не иначе, как "папочка", смог непостижимым образом приручить двух рыжих чертей. По сути, Дино Каваллоне ничего и не делал, рыжики сами решили делать для Семьи все и даже больше. Это странно и непонятно, ведь Вольфы не привыкли подчиняться приказам, а тут - все так иначе, чем раньше. Папочку они любят, обожают, восхищаются. Кажется, Стефана несколько удивляет тот факт, что его сестра до сих пор не оседлала юношу, но Камилла Вольф так уж фривольно вести себя с папочкой не позволяла. Так, наскочит шутливо, ворвется в кабинет огненным ураганом, повиснет на руке, но не больше. Более-менее, а границы младшенькая соблюдала. По крайней мере пока что.
- Половина, может прошвырнемся в город? Рождество не за горами, можно присмотреть что-нибудь эдакое, - бесенок положила голову на грудь брата и вопросительно выгнула тонкую бровь, а потом глянула наверх, думая, что неплохо было бы извлечь блестящий инвентарь. - И ножи возьмем.
Незнамо зачем добавила Камилла, отчаянно соображая, в кого бы можно было их воткнуть.

0

4

Наблюдать за сестрой... получалось не очень хорошо. Эта егоза сидела поодаль от кровати, в то время, как Стеф рассматривал потолок, закиданный ножами и попорченный дырками от них. Нет, потолок ему было не жалко, но вот ножи нужно было как-то вынуть оттуда - не оставлять же их там на совсем, правда? Нет, Вольф без проблем мог это сделать, пусть они там и находились бы, а во время какой-нибудь постельной сцены, когда жертва Демона будет находиться непосредственно под ножами, они все разом выскочат из дыр и сваляться лезвиями в человека, лежащего под ними. Естественно, сам Вольф в это время увернется и не попадет под бесплатную раздачу кухонной утвари, как обычно, собственно. И тогда бархат окрапится карминным цветом кровью, впитает ее в себя, станет тяжелым и мокрым, из него можно будет выжимать алый сок, собранный с жертвы. Вся кровать будет окутана запахом железа, горячего, словно раскаленного, свежего, будто только выплавили. По комнате будет витать аромат крови, страсти, секса и смерти. Тошнотворная смесь, которая заставит Вольфа возбудиться только еще сильнее и...
Краем глаза заметив движение, Стефан очнулся от наваждения и перевел взгляд на сестру, которая перестала мучить мебель. Она подошла к кровати и легла рядом с братом. Едва заметно оскалившись, Вольф прикрыл глаза и вернул взгляд потолку. Чувствуя, как сестра перебирает его волосы, Вольф вновь поднес ладонь к губам и широко зевнул, издавая все тот же рычащий звук.
- Неа, тишина. Папочка молчит, словно воды в рот набрал. Я даже у женщин узнавала, может хоть какая-то активность в городе есть, но нет, все тихо, как в фамильном склепе.
Рыжий бестия разочарованно выдохнул и закрыл глаза. От таких новостей становилось еще более скучно и угнетающе. Отсутствие каких-либо заданий  сгущало атмосферу в обстановке еще больше и, казалось, что они скоро задохнуться в этом безделье, свалившемся на них из-за пресловутых праздников. Еще немного такого состояния и время препровождения и Вольф на самом деле начнет воплощать в жизнь то недавнее наваждение, которое так вовремя посетило его больное сознание. Вообще, страшно подумать, кто из этих детишек вырастил таких чудовищных монстров. Хотя, кому что, конечно, на вкус и цвет все фломастеры разные, так что не стоит судить обо всех по одному. Вряд ли прямо-таки уж все считают их дьяволами за их поступки и характеры.
- В склепе веселее - там вороны и люди, что приходят навестить трупы. А еще там бывают сектанты, хотя на территорию Семьи они вряд ли полезут. Но было бы здорово их там напугать.
Старший близнец маниакально оскалился от предвкушения. Он готов был хоть сейчас сорваться с места и унестись на кладбище, чтобы попугать загулявшихся детишек. А может и не только детишек, а может и не только загулявшихся. Он, конечно, не был расхитителем гробниц, но ради такого развлекающего дела мог и раскопать парочку трупов - ну никакого уважения к умершим. Хотя, какое там уважение у того, кто готов убивать направо и налево?
Когда Камилла положила голову на грудь Стефана, парень запустил пальцы в ее волосы, слегка погладив сестру по голове. Задумчиво глядя на копну рыжих волос, Вольф непонятно о чем думал. То ли о какой-то лаве, то ли об огне, то ли еще о чем-то непонятном. Но из состояния не стояния брата, как всегда, вывела сестренка.
- Половина, может прошвырнемся в город? Рождество не за горами, можно присмотреть что-нибудь эдакое. И ножи возьмем.
Выгнув бровь такой идее и предложению, старший близнец перевел взгляд на ножи, до сих пор торчащие из потолка. Зачем Камилле понадобились эти "зубочистки" с собой, Стефан не знал. Да, собственно, не так уж и важно зачем, главное, чтобы в пустую не улетели, или чтобы они из не протаскали с собой просто так. Слегка наклонив голову на бок, Вольф как-то через-чур томно, что совершенно не подходило под ситуацию, басисто произнес:
- А как мы достанем ножи?
Ну, они могли с легкостью подождать, когда "столовые" приборы сами упадут на них или просто на кровать, потом их подобрать и спокойно пойти "швыряться". Швыряться ножами или самими собой - это уже дело второе. Главное, выбраться из этой скуки.
- В город, говоришь? Да, надо папочке купить подарок, а то с пустыми руками не хорошо к нему будет утром в комнату ввалиться.
Задумавшись не на долго, рыжий бестия оскалился, а после взглянул на сестру, ожидая ее веского слова. Пойдут они все-таки или нет, да и как им все-таки вытащить ножи-то?

0

5

У старшего Вольфа было такое загадочное выражение лица, что Камилла изнывала уже от любопытства: что же так заняло его ум? Не само выражение было удивительным, в конце концов какими бы шутами близнецы на публике ни были, а на деле дураками их назвать было точно нельзя. Скука их убивала, умам не хватало информации, чтобы работать. А тут, среди такого затишья вдруг концентрация.
- Хм? О чем задумался, Половина? - По-птичьи чуть склонив буйную голову, поинтересовалась рыжик.
Сектанты? Камилла, приподняв бровь, искоса глянула на брата. Так разве ж они сюда сунутся? Рыжик мысленно растягивала слова, делаясь еще более грустной. Но брат погладил по голове, и чертенок сама потянулась за лаской, точно шкодливый котенок. Пальцы приятно коснулись затылка и Камилла разве что не замурлыкала. Хотя могла бы, да.
- В склепе все однообразно, Стеф, - вздохнула Вольф, вернувшись к перебиранию прядей. Как их много. Утонуть можно. - Пришли - погоревали - намусорили - ушли. Пф. То же самое можно наблюдать и в пивной, когда какая-то футбольная команда проигрывает. Все так расстраиваются. А, не, там еще драка может быть. - Бесенок довольно оскалилась, то ли фантазирую, то ли что-то вспоминая. - А за кого в склепе драться?.. Разве что за покойника, но это как-то слишком.
Женщина фыркнула, а потом вновь задумчиво оглядела потолок.
- Ну, у нас есть несколько вариантов. Например, мы могли бы попрыгать на кровати. Все равно после всех наших манипуляций она осталась целой, - рыжик гадко хихикнула. - Мм, или ты можешь взять меня на руки, а я бы дотянулась до ножей. Но больше всего мне нравится вариант, который предполагает их сбивание. Швырнем в них что-нибудь тяжелое - сами попадают, как спелые яблоки.
Яблоки?
- Уууууу! Стеееф, я хочу яблок! - Проснувшийся ребенок в Камилле стал теребить мужчину за рукав. Очередной перепад давления... прошу прощения, настроения, и Вольф стала выеживаться. Наедине с самым родным человеком рыжик могла позволить себе что угодно, даже вот так вот капризничать. - Ну давай купим яблок! У нас даже змея есть! А для полного счастья только их и не хватает! Ну какие из нас искусители без красных сочных плодов?
Этого зеленого змея еще найти надо. Интересно, животным не бывает скучно без своих хозяев?
- В конце концов, мы сами можем залезть кому-нибудь на руки. Мы такие сказочные, что и сами на подарок походим, - женщина оскалилась, уже представляя это волшебное утро Рождества и себя любимых, вваливающихся в комнату к папочке. Интересно, Дино уже привык к выходкам своих Хранителей?

0

6

Было скучно. Уже какие по счету минуты было невыносимо скучно. До такой степени, что даже ножи кончились. Да, все те же ножи, которые до сих пор торчали из потолка. Надоев это, Стефан решил занять деятельностью хотя бы собственные легкие, которым давно уже пора было поработать губкой по впитыванию никотина. Он достал из пачки сигарету и сунул ее в рот, зажав зубами. Прикурив, Вольф глубоко затянулся и с медленным наслаждением выпустил дым одним огромным клубом. Наблюдая за тем, как он становится все более и более прозрачным и растворяется в воздухе, разносясь по всей комнате, рыжий Демон краем уха слушал свою сестру.
- Хм? О чем задумался, Половина?
Не переводя взгляда на рыжика, все продолжая зажимать сигарету в зубах, ибо было лень держать ее в руке и постоянно двигать туда-сюда. Поэтому и отвечал он слегка то ли шепелявя, то ли будто сдержанно, то ли слегка злобно - зубы-то не мог разомкнуть, вот и выходила такая хреновина.
- Я задумался о крови, страсти и сексе.
Как всегда - чарующий оскал, западающий прямо в душу всем, кто его видит. После такого зрелища, Вольфов обычно мало кто забывал, а если и забывал, то только с разрешения самих близнецов. А разрешали они такое крайне редко - только если было лень что-то делать с жертвой, ну или человек ну уж очень сильно им понравился, потому и решили жизнь ему пока что не портить. А вот как второй раз встретят - там и подумают на тот счет, что именно им делать с этим несчастным.
- В склепе все однообразно, Стеф. Пришли - погоревали - намусорили - ушли. Пф. То же самое можно наблюдать и в пивной, когда какая-то футбольная команда проигрывает. Все так расстраиваются. А, не, там еще драка может быть. А за кого в склепе драться?.. Разве что за покойника, но это как-то слишком.
Выгнув бровь, Вольф вновь затянулся, но на этот раз все же глянул на сестру, чуть повернув к ней голову. Так же все-таки взяв сигарету двумя пальцами, Демон выдохнул дым в сторону, чтобы не задымить Камиллу. Ее слова дали некоторую темы для размышления над услышанным, ну или просто способ пофантазировать на тот счет, что же можно делать в склепе, кроме того, как скорбеть над покойниками. На самом деле, занятий было много, особенно, если их начнут придумывать близнецы, так что тут на всю ночь перечислений хватит. Но разглагольствовать по этому поводу не очень хотелось, так что он скажет всего пару фраз, которые, может быть, вообще никак не отнесутся к тому, о чем он размышлял.
- Ну в склепе можно подраться тем, кто пришел к покойникам. Особенно, если это две враждующие семьи. Правда, в таком случае, можно разнести половину склепа, если не весь.
Усмехнувшись, рыжий бестия вернул сигарету зубам, а взгляд - потолку. Но сестру обнимать не перестал. Копошась пальцами в волосах Камиллы, старший Вольф уже совершенно прозрачно глядел на то, что блестело сверху. Надо было сии предметы уже доставать из злосчастного потолка, иначе кому-то и правда не сильно повезет, тогда будет больно и неприятно.
- Ну, у нас есть несколько вариантов. Например, мы могли бы попрыгать на кровати. Все равно после всех наших манипуляций она осталась целой. Мм, или ты можешь взять меня на руки, а я бы дотянулась до ножей. Но больше всего мне нравится вариант, который предполагает их сбивание. Швырнем в них что-нибудь тяжелое - сами попадают, как спелые яблоки.
- Уууууу! Стеееф, я хочу яблок! Ну давай купим яблок! У нас даже змея есть! А для полного счастья только их и не хватает! Ну какие из нас искусители без красных сочных плодов?

Отчего-то, представив себе это все по очереди, а то, может, и все вместе одновременно, Стефу стало весело и он расхохотался. Он даже затушил сигарету в пепельнице, что стояла на тумбочке у кровати. Заливаясь смехом, Туман Каваллоне продолжал представлять себе эти шедевральные картины, описываемые сестрой. А потом он внезапно замолчал, посмотрев на Камиллу.
- Яблок хочешь? Ну, раз мы собрались в город, то можно и яблок тебе заодно купить, - Рыжий Демон вновь оскалился, представляя, как забавно будет выглядеть такая вылазка из особняка на охоту за яблоками с ножичками (а чтобы сразу можно было порезать, почистить и так далее), да еще и этим двоим... - Ты знаешь, лучше, как ты и сказала, будет сбить эти "фрукты" чем-нибудь тяжелым. Только вот... чем?
Задумчиво выгнув бровь, мужчина продолжил... думать. Это было страшно - Стефан думает! Господи, всемирная мафия, упаси кого увидеть подобную картину с размышляющим о чем-то Вольфом. Это же страшно, как ни крути. Все равно, что начать разговаривать с кисточкой из-под краски. Хотя, тут хотя бы причина есть на подобное. А так - ну прям хоть людей такими видами пугай.
- В конце концов, мы сами можем залезть кому-нибудь на руки. Мы такие сказочные, что и сами на подарок походим.
Усмехнувшись, Первая Половина решил не отвечать на это. Ну а чего тут можно сказать? Он все равно скажет, что она права, чего лишний раз говорить о том, что будет теми же словами, что и у сестры? Ну вот и отстаньте, надоели докапываться. И не важно, что этого не было. Оглядевшись, Стефан приподнялся на локтях, осматривая пол.
- Слушай, а где наша ящерица? Что-то я его давно не видел.
Переведя заинтересованно-задумчивый взгляд на Камиллу, Вольф действительно интересовался тем, не знает ли сестра, где их драгоценный питон. Ну в самом деле, не идти же им на улицу за яблоками без самого главного атрибута их личностей.

0

7

Сизый дым сигарет очень похож на туман или облако. Рыжик привычно втянула терпкий запах табака. Камилла не курила, но ее никогда не раздражала привычка пускать дым, скорее всего причиной тому была страсть родной Половины к "игре в паровоз". Вольф усмехнулась дурацким мыслям. Ну а что с нее взять? Им всего-то девятнадцать лет, можно сказать, что дети еще. Хотя, лучше все же подобного рода фразы держать при себе. У Вольфов с юмором немного туго. Они понимают только свои шутки, и они не всегда бывают добрыми.
- М, какой заманчивый коктейль, - сладострастная улыбка так привычно исказила красивый губы, а взгляд словно затуманился, делаясь томным. Нет, положительно, младшенькой нельзя было просто так говорить о сексе. Она начинала возбуждаться от самого этого слова. А объекта страсти в поле зрения не наблюдалось. Стефан - единственная любовь, не в счет. Какими бы неправильными с точки зрения возможной морали бесенята ни были, а вот инцестом они не занимались. Более того, подобная мысль даже не посещала их чудесные рыжие головы. Все же есть в них, в этих Хранителях, хоть частичка правильного.
- Ты думаешь, в какой-нибудь семье найдутся достаточные дураки, чтобы залезть в чужой склеп? Разве что глупые разменные шестерки, но у них вряд ли хватит умения проникнуть на территорию столь хорошо охраняемого места незамеченными, - в комнате зазвенел девичий смех. И его можно было бы назвать красивым, вот только было в нем некоторое злорадство, так что скорее это звучание было весьма неприятным. Кому-то подобный смех мог показаться фальшивым, но вся беда в том, что это-то как раз и был настоящий и искренний смех Камиллы Вольф, если только она не смеялась Стефану. - А даже если и так, - девушка оборвала смех, - все равно будет бойня.
Ураган безразлично пожала плечами, как бы говоря, что даже думать о подобных дураках лень.
- Чем? Да какая разница, хоть камнем, - ну да, и не важно, что тут вряд ли камешки найдутся. - Или можно кинуть тяжелый охотничий нож. Тут важна не столько дальность полета, сколько сила удара, а кинуть тяжелый нож так, чтобы угол попадания выбил из трещины твои ножики, даже для меня будет несложно, - а вот сейчас Камилла уже начала привычно делать наброски тактики в голове. Когда дело касалось метания ножей, младшая Половина на удивление быстро меняла поведение: становилась серьезной, предупреждая все возможные варианты. В бою она могла и не показывать своей сосредоточенности, продолжая беззаботно улыбаясь и пуская дурацкие шуточки, но сейчас-то рядом лишь родная кровь, и Стеф и так знает свою младшую сестричку. Кидать нож прямо сейчас девушка не собиралась. Во-первых, что на это скажет Стефан, и во-вторых, пускай Стефан уйдет с линии огня, а то придется играть в ежика. Только вместо колючек будут лезвия. В общем, "это какие-то неправильные ежики".
- Да ползает, небось, где-нибудь сосиска тропическая, - добродушно фыркнула Камилла. Вообще-то, близнецы обожали свое чадо, как они называли Базилевса. Иногда Вольф называла питона Повелителем, а Стеф тогда представлял змеюку на трону, с короной на голове, да со скипетром и державой. В общем, картинка та еще выходила, более того, старший близнец это даже как-то в виде иллюзии сотворил. Младшенькая тогда чуть не умерла со смеху и предложила сделать эту иллюзию секретным оружием против врагов. Пускай хоть посмеются перед смертью.

0

8

- Коктейль и правда заманчивый, вот только жаль его никак не воплотить.
Жадно облизнув сухие губы, Стефан прикрыл глаза, пытаясь вновь представить себе все то, что всплывало в его голове до этого. Дым продолжал рассеиваться по комнате, создавая впечатление дымки, словно находишься в тумане. Почему-то, это понравилось Вольфу, так что он решил продолжить играть в паровозики и задымил следующей сигаретой, будто остановись он и все встанет, прекратив свой ход, вместе со временем. А уж если остановится время, то близнецы совершенно точно сойдут с ума, потому что в таком случае делать будет определенно нечего, если уж даже сейчас бедные "дети" страдают такой ерундой.
- Дураки есть везде и всегда, а, как говориться, в семье не без урода. Так что и залезть могут, и подраться, и еще много чего навертеть, это же плевое дело, ну. Разве ж сама не знаешь? Вспомни наше золотое детство, детка.
Старший Вольф оскалился, вспоминая о том, какие дебоши и бойни они устраивали, когда были теми самыми буйными и неугомонными подростками, которых невозможно остановить, да и вообще хоть как-то ими управлять. Да они, собственно, и сейчас такими же были, но, вроде как, немного повзрослели - то ли внешне, то ли и правда перестали детьми быть. Нет, ну в одном определенном они так давно уже выросли, а вот в остальном - ну зачем же им так быстро и резко становиться взрослыми, если можно и поребячиться некоторое время, пока это никому не мешает? Да и вообще, они, между прочим, когда надо, очень даже серьезные.
- Бойня или нет, но все равно кому-то не повезет больше, чем остальным. А если там будем мы, то, к сожалению, мы опять выйдем единственными, кто не пострадал...
И правда, это разочаровывало. Рыжий бестия даже как-то грустно опустил уголки губ, словно совсем расстроился тому, что они только и получают, что пару синяков, да царапину на кулаке от постоянных им ударов кого-то. Надо же хоть раз когда-нибудь попасть на таких противников, которые заставят хотя бы посерьезнее относиться к делу, а не шутки шутить, да гонки гонять. Это уже надоедало, так что было совсем плохо, что люди такие слабые и бесполезные, хотя, наверное, такими и должна была их родить природа. Конечно, Вольф ничуть не утверждал, что они лучше и сильнее всех остальных, просто попадалось так, что они были сильнее. Потому Первой Половине и хотелось постоянно чего-нибудь такого уже, чтобы им показали каково это - когда сильнее тебя, и когда сильнее кого-то, но уже в действительности, а не в игрушках, да забавах.
- Тогда вперед, моя Половина, я в тебя верю, как в себя!
Расхохотавшись, старший близнец указал на стол, где лежали ножи Камиллы. Он не стал их брать, потому что, во-первых, тянуться было далеко да и лень вообще, а во-вторых, им тогда нечем было бы сбивать те ножи, что в потолке, да и они же были Камиллы, а не Стефа, а он не очень любил трогать ножи сестренки, потому что мог с ними что-нибудь сотворить, а этого делать не хотелось. Да и вообще, он никому и не позволили бы прикасаться к этому инвентарю любимой половины.
- Эта ящерица вечно куда-то уползает, когда мы ее не держим и не следим за ней. Неужели у нее есть мозги, которыми она пользуется, чтобы сбежать от нас? - Слегка задумавшись на этот счет, Демон поморщился и покачал головой. - Нееееет, он не сбежит. Мы, конечно, твари те еще, но он нас любит. - Звучало это весьма самоуверенно, но что вы еще хотели услышать от Тумана Каваллоне? Ну вот и не жалуйтесь. - Ахаха, щекотно, твою мать!
Начав снова хохотать, Стеф поерзал на кровати и поежился, чуть подобрав к себе ноги. Слегка повернувшись на бок и чуть привстав, бестия глянул в другой конец кровати. По ней как раз, будто специально ждал, когда о нем вспомнят, полз Базилевс, томно шипя - и как у него это только получалось? - и направляясь к обеим половинам. Стефан подтянул к себе одну ногу, по которой полз питон, и тот свалился на живот мужчине, - а вообще эта скотина был тяжелым, так что не так уж просто было выносить это плюханье. Проведя пальцами по чешуе змеюки, Вольф подтянул к себе Базилевса, который вальяжно растянулся на телах обоих близнецов, на что старший только оскалился.

0

9

- Ну отчего же?- Камилла оскалилась, продолжая: Пойдем в город и там найдем себе... куколку. И даже не одну.
Еще одна сигарета.  Вновь сизый дым устремляется к потолку, и Вольф кажется, что ей видны различные образы. Обман. В дыме ничего нет. Как-то так сложилось, что Половина в повседневной жизни редко развлекался использованием иллюзий. Рыжик не жаловалась и не страдала, но, кажется, для этих рыжих чертей создание иллюзий было бы привычным и обычным делом. Ребячества в них не убить, тут уж ничего не поделаешь. Ну, по крайней мере в Камилле. Женщина любила сбивать с толку людей, прикидываясь недалекой и взбалмошной. Уж пусть лучше противник недооценивает.
- Да, мы были теми еще засранцами, - Половина засмеялась и игрив поцеловала Стефана в щеку. Волосы старшего близнеца пахли чем-то терпким, горьковатым. Так пахнет полынь. Так пахнет абсент. - Уверена, и на наши бесстыжие головы свалится кто-нибудь особенно сильный.
Камилла беззаботно произнесла это и потянулась, ощущая приятное напряжение во всем гибком теле. Вольфы понимали только силу. Разговоры и рассуждения их не интересовали. Да и то, наказания и иные методы воспитания не приносили никаких изменений. Вернее, приносили. В противоположную от ожидания сторону. Близнецы становились неконтролируемыми, неуправляемыми, так что очень вряд ли, что они успокоятся, если проиграют когда-нибудь.
Рыжику не хотелось вставать с кровати, потому что в этом случае придется уйти от Стефе, потревожить Повелителя, который вальяжно раскинулся на телах хозяев. Как и брат, младшая изобразила грустный смайлик, опустив уголки губ. Но делать нечего, ножи-то Половины достать нужно. Режущий инвентарь Вольф использовал только свой, не трогая ножики сестры и не позволяя к ним прикоснуться кому-то еще. Хотя, сама Камилла никогда не была против того, чтобы ее любимый брат брал ее инвентарь.
Использовать серебряные приборы смысла не было - они слишком легкие, выбить ими застрявшие ножи было невозможно. Поэтому рыжик взяла большой и тяжелый охотничий нож. Если правильно прицелиться и с нужной силой его кинуть,  оружие Стефана и правда посыплется как спелые плоды винограда. Смертоносного винограда, надо заметить.
Камилла Вольф довольно улыбнулась, привычно ощущая тяжесть верного оружия. У ножа была массивная резная рукоять, отделанная красным деревом, а начищенное широкое лезвие отразило кровать и брата. Вольф вернулась к роскошному ложу и подняла голову, смотря в потолок и прикидывая бросок. Рыжик глянула на Половину и нараспев произнесла:
- Стеф, я могу попросить тебя уйти с линии огня и спасти заранее наше любимое чадо? - Последнее слово девушка разве что не промурлыкала. Тонкие пальцы ласково коснулись чешуи питона.
Вольф подождала, пока мужчины уйдут с линии огня. Женщина лениво посмотрела наверх, чуть отойдя назад. Она уже прикинула угол удара. Широким и резким взмахом руки рыжик метнула нож к потолку. Звякнули друг о друга лезвия, ножи повалились на кровать. Когда звонкая песнь стали закончилась, стало видно - ни один нож не впился в черный шелк простыней. И слава демонам, иначе младшенькая тут же начала бы конючить. Ей вовсе не было бы жалко, она не испытывала привязанности к вещам. Ну, разве что к некоторым. Но раз есть повод покапризничать, почему бы им не воспользоваться?

0

10

Взгляну на сестру, уже в который раз за вечер, старший близнец оскалился в ответ.  Сигарета давно лежала в пепельнице, дотлевая. Перспектива радовала, хотя, кажется, всех в особняке уже достали ночные ахи и охи, смутно напоминающие стоны, их с сестрой жертв, которые часто были так неопытны в вопросах страсти. И только папочка спускал бестиям все с рук, потому что, наверное, находился не так близко к их комнате и не слышал всего того, что происходило в ней по ночам, да и не только.
- Я не против, вот только крови не получится организовать. Папочка убираться заставит, да и не любит он подобных действий. Да и вообще, мы же не убиваем просто так...
От последних слов Стефан как-то сначала задумался, потом напрягся, а потом расстроился. Причем, сам даже не понял причин всему этому. Ну не убивают они просто так, ну и что? А на кой рожон им вообще это надо? Если есть задание такое, то выполнят, а если нет - зачем вообще марать свою прекрасную кожу этим недостаточно насыщенным алым цветом? Нет-нет, так не пойдет. Уж лучше они будут продолжать просто всех насиловать и отпускать, сполна порезвившись. Хотя, насиловать - это тоже грубо сказано. Все, между прочим, сами шли к ним в лапки и, даже, были совершенно довольны прошедшей ночью. Или утром. Бывало еще и днем.
- Да мы были просто невыносимы, хотя чему тут удивляться? - Вольф тихо рассмеялся, полагая, что таких больше не сыскать, а уж как они Дни рождения отмечали - вообще обзавидуешься! - Когда-нибудь... Ох, как звучит несбыточно и далеко в будущем.
Оскалившись, мужчина повернулся на бок и обнял сестру за талию, притянув к себе. Уткнувшись носом в ее волосы, он медленно и глубоко вдохнул их аромат, который всегда ему так нравился. Что-то сладковатое и терпкое, прохладное и отдающее чистейшей свежестью. И все это смешано в единый неповторимый коктейль, от которого у Вольфа всегда начинала кружиться голова. Но кружилась она приятно, так что он никогда и не жаловался, и даже был в восторге. Хотя он и знал о сестре абсолютно все, все его знание ни разу не рушило ту невероятную сказку, которая всегда окружала Камиллу.
Рыжик полезла за ножом. Демон проследил за ней. Ему всегда нравилось, как его сестра выглядит с оружием в руках. Это будоражило воображение и сознание, наполняясь невероятной фантазией. Вот уж правда, повезет парню, которому она когда-нибудь достанется, если Стефан, конечно, позволит это вообще. Он еще хорошенько подумает над тем, отдавать ее кому-то или нет, хотя, скорее всего, ответ будет одним всегда - хуй вам. Он никогда не отдаст Камиллу в чужие руки, потому что она его половина, а не чья-то чужая. Они родились уже целыми, им не нужен кто-то еще, чтобы их стало полтора или, даже, два. Им хватает друг друга. По крайней мере, для старшего близнеца это было именно так.
Мужчина поднялся с кровати и прихватил с собой питона, который продолжал валяться на прохладной ткани покрывала. Стянув Базилевса с него, Вольф кивнул сестре и та начала целиться, чтобы посбивать все ножи, которые он повтыкал в потолок. Ну право слово, он не виноват, что было настолько прям скучно. Так что и жаловаться не надо, да и не на что. В общем и целом, пока рыжий бестия наблюдал за тем, как падают ножи, он почувствовал, что проголодался, о чем незамедлительно и даже как-то слегка обиженно оповестил рыжика.
- Блин, я есть хочу. - Закинув наглого змея себе на плечи, Стеф взглянул на Камиллу. - Пойдем уже скорее поедим.
Пока Базилевс удобнее устраивался на плечах, и вообще теле мужчины, старший Вольф начал собирать ножи, чтобы взять их с собой. Хотели же.

0

11

Они любили удовольствие. Очень. Жгуче. Сильно. Страстно. И как-то все равно, понимают другие их тягу к наслаждениям или нет. Пускай спасибо скажут, что в середине ночи в комнату Вольфы не заваливаются и не начинают вакханалию. А то ведь они могут, а сам древний Вакх ой как любил свое чудесное вино и прекрасных вакханок, что сопровождали его везде, красуясь идеальными нагими телами.
- Ведь можно и не убивать ради вида кровь, - сестрица промурлыкала это, задумчиво глядя в окно. - Страсть - это искусство совмещать шквальное удовольствие и утонченную боль в гармонии, правда ведь?
Руки Камиллы обвились вокруг шеи брата, губы скользнули по бледной скуле. Пусть думают, что хотят. Не думать люди не могут, так уж заведено. Из увиденного человек делает выводы, причем делает такие, какие удобны ему, какие соответствуют ожиданиям. Таким образом надуманное становится правдой для конкретной личности. Она начинает верить в собственный надуманный образ, не принимая адекватную реальность, которую будет считать ложью. А ведь не кто иной, как люди обожают кричать о поисках правды и том, где же эту самую правду скрывают. А скрывают ее у себя же в голове. Смешно.
- Тебе так не терпится влезть в серьезную заварушку? - Вольф звонко рассмеялась, а потом резко стала серьезной, чуть поднявшись на локте, посмотрела тревожно в глаза брата. Серые. Такие же, как у Камиллы. - Стеф, мы же знаем, что это опасно. Какими бы отчаянными мы ни были, но... кто-нибудь из нас может... - последнее слово "погибнуть" младшая Половина произнесла одними губами, не проронив ни звука. Она не сомневалась в том, что ее брат силен достаточно, что он умен и не пустит все на самотек. Но судьба та еще стерва, никогда не знаешь, как лягут карты. Рыжик отказывалась думать, что будет, если Стефана не станет. Даже так: мысли сами по себе отказывались работать в этом направлении, поэтому не часто можно было увидеть подобное выражение глаз младшей сестры, ой как не часто.
- Вооот, - бесенок тщательно закрепила пояс с метательными ножами на ремне джинсов, - сейчас выйдем в город, прошвырнемся до кафе или бара, перекусим и будем брать на абордаж местный торговый центр.
Оружие Половина скрыла за длинной черной курткой ил лайки с объемным воротником, сделанным из меха. При желании его можно было использовать, как капюшон, но в виде высокого ворота он смотрелся куда более эффектно. Сапоги девушка одела тоже кожаные, высокие, с острыми носами и на маленьком каблучке. Вольф была и так не маленького роста, и ей хотелось быть ниже брата, а не идти наравне с ним. Все-таки младшенькая - женщина, а не мужчина, хотя половая принадлежность из-за стиля поведения Камиллы иногда ставилась под сомнение. Порой бестия начинала ухаживать как заправский дамский угодник. Но это так, игра на публику, да и самой повеселиться хочется время от времени.

0

12

Стеф удивленно перевел взгляд на Камиллу и выгнул, даже, бровь. Как-то, то ли он сам не ожидал такого, то ли совершенно не о том подумал, что, впрочем, ничуть не удивительно с тем, что Вольф обычно вообще предпочитает не думать.
- Ты что, предлагаешь мне трахать девственниц? Или выбивать им при этом зубы? Или при другом?
Кажется, мужчина и сам запутался в своем собственном бреде, который начал нести. Видимо, скука уже настолько его заебала, что он начал искать способы развлечения везде, где только можно, и где нельзя - тоже. Хотя, там, где нельзя, искать куда интереснее, именно потому, что запрещено. А ведь запретный плод сладок, правильно? Вот мы и лезем вечно туда, куда нас не зовут - чем больше приключений на задницу, тем дольше Вольфы не будут скучать и помирать от безделья.
Сестра поцеловала Половину в скулу. Стеф улыбнулся - совсем обычно, как привык улыбаться своему рыжику, без оскалов и прочей искренней белиберды, которая предназначена для всех посторонних. Черт, да они даже тем, с кем спали, только скалятся. Нет у них улыбок для других - перебьются, слишком жирно какать будут, толчок забьется. Пусть лучше друг другу лыбяться, а Стефу сестры хватает - ему больше ничего и не надо. Он нежно обнял Камиллу за талию и слегка провел кончиком языка по уголку ее губ. Ничего пошлого и предвзятого, никакого инцеста и прочей извращенной ерунды, как таковой привыкли все считать подобные действия, тем более, к одному из своих родственников. К тому же, к родной сестре. Да идите вы все к лешему, если не понимаете того, что твориться между этими чертями. Они, в какой-то степени, животные, дикие звери, которых никто не научил проявлять эмоции сдержанно и вообще как-то по-другому. Особенно, друг к другу. Они родились в Хеллоуин, в день всех святых, а вернее в ночь, - маленькие порождения Ада, дьяволята, спустившиеся из самой бездны, соблазняющие на один и тот же грех всех, кто им приглянется, но соблазняют всегда по-разному. К кому-то подходят с разных сторон, кого-то тут же валят и берут всего себе, не оставляя остальным даже частички свободной кожи. Раз попав в их объятия - уже невозможно из них вырваться.
- Брось, мы не настолько слабы. И не настолько глупы, чтобы нарочно лезть на рожон. - Старший Вольф перевел взгляд на глаза сестры. - Камилла, ничего не будет. К тому же, сейчас все равно нет поводов волноваться об этом.
Сейчас Демон оскалился, позволяя рыжику понять, что все и правда так, как он говорит. Вокруг все спокойно и нет никаких поводов для того, чтобы вести себя странно и начинать задумываться о том, кого из них со спины шарахнут по голове, а кого изнасилуют в темном углу. Хотя, обычно это делают сами Вольфы, но это уже не имеет никакого значения. Ведь и правда, на данный момент нет ни одного повода о чем-то волноваться.
- А что мы будем делать в центре? - Вольф задумчиво пошкрябал затылок, почесав его и уставился на дырке в потолке. - Ты, кстати, яблок хотела. И у нас закончился виски. Надо купить.
В это время Стеф уже глядел в открытый бар, который совершенно безобразно пустовал. Аж слезы на глазах наворачивались, так прискорбно выглядела эта картина. Потому надо было срочно закупиться новым запасом и, главное, побольше, побольше! Положив Базилевса, который лениво прошипел, себе на плечи, Демон подошел к сестре и обнял ее, притянув к себе. Едва ощутимый поцелуй поверхности губ и Вольф уже тянет рыжика за дверь.
- Пойдем скорее, я задолбался уже тут сидеть.
Изобразив какую-то странную морду с высунутым языком, Стеф расхохотался и утащил Камиллу вниз по лестнице, к выходу из особняка.

0

13

- Хм? Трахать девственниц? - Камилла плотоядно облизалась. Ах, как неповторимо чувство восторга, когда щечки невинных покрываются румянцем смущения, пока бестии шепчут на ухо всякие непристойности; когда ручки нервно теребят край сарафанчика, а ресницы отбрасывают тени на раскрасневшиеся щечки. - Знаешь, во Франции куртизанкам выбивали передние зубы, чтобы лучше обслуживали. Так что ты подал чудесную идею, как обеспечить девочкам карьеру. Да и не только девочкам.
Рыжик откровенно веселилась. Не по злобе, а только лишь по доброте душевной она смеялась над мыслями брата и над своими. Камилла просто не могла понять чувство девушек, которые попали в сумрачные кварталы, в дома с улицы красных фонарей. Ну что поделаешь с Вольфами? Такими уж они выросли, их уже даже и могила не исправит.
Стефан обнял сестру за талию и коснулся кончиком языка уголка губ младшенькой. Ах, как бы рыжику иногда хотелось быть кошкой. Тогда она могла бы мурчать для своего старшего близнеца, могла бы выразить свои чувства еще и по-кошачьи, но, увы, Урагану Каваллоне суждено быть только собой. Впрочем, это не сильно расстраивало младшенькую, ибо сами бестии не страдали от того, что не могут перевоплощаться, им достаточно и того, какие они есть здесь и сейчас. Вот и все. Так что Вольф просто уткнулась носом в щеку брата, вдыхая родной аромат. Женщина закрыла глаза. Ай, ай, так ведь и уснуть ненароком можно, а допустить этого нельзя, ведь впереди столь грандиозные планы!
Да и Стефан успокоил свою Половину. Так и есть. Они не дураки, чтобы нарываться на неприятности, грозящие настоящей бедой. Если влипнет кто-то из Хранителей, влипнет вся Семья. Это закон. А позволить себе расстроить Папочку или создать для него лишнюю головную боль Хранители не могли. Вывод? Все сидят тихо и не рыпаются по-серьезному до тех пор, пока не поступит прямой приказ от Дино. Половина улыбнулась. Так, как улыбалась одному Стефу: мягко, тепло и нежно, - когда во взгляде проскальзывает любовь. Знаете, Камилла любила затащить старшего Вольфа в огромное-преогромное кресло. Усадить свою Половину, а самой забраться на колени, положить голову на плечо и обнять. А брат бы сидел и пил виски или коньяк. Иногда пили бестии и Абсент. Редко по правилам, чаще всего, как обычные алкоголь, и семьдесят градусов не смущали.
Рыжик изобразила смех злодея. Получилось отлично:
- Ну вот в центре купим яблок - обязательно красных! - и виски, а то и правда бар напоминает декорации к фильму о диком западе, не хватает только перекати поле, - в который раз за вечер Вольф изобразила грустный смайлик и чуть было не пустила скупую ураганную слезу. Вновь объятия и поцелуй, сквозь который рыжик смеется, а потом начинает хохотать во всю глотку, потому что Вольф становится похожим на сущего черта, гогочущего на весь особняк с высунутым языком, таща сестру за собой.
Улица встретила близнецов прохладой и легким снежком. Небо несильно хмурилось, особняк был украшен к Рождеству. В общем, идиллия, что еще тут скажешь. Рим тоже блестел и утопал в роскоши огней. То тут, то там раздавался звонкий смех ребятни, люди с мечтательными лицами ходили от магазина к магазину, выискивая подарки родным и друзьям. Младшая Половина, обнимая Стефана за талию, неспешно шла по улице, со спокойным любопытством высматривая что-нибудь интересное в витринах. Гирлянды, сувениры, торты, игрушки. Пестрое многообразие. Взгляд выцепил магазин с фруктами и овощами, и, недолго думая, Камилла потянула туда Стефа, тыча в прилавок пальцем и издавая всякие непонятные звуки, больше подходящие малым детям. Глаза при этом были самые жалостливые. Вообще-то "кот из Шрека стайл" на старшего близнеца не действует, но Камилла такая Камилла. А еще она просто любит дурака валять. И еще кое-что делать, если вы понимаете, о чем я.

0


Вы здесь » ОМ(в)Г » Флэшбек » Ночь жизнерадостных трупов рождественский ёлок. (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC